A+ R A-
  1. ВЫСШИЙ ДИВИЗИОН
  2. ВТОРОЙ ДИВИЗИОН
  3. ТРЕТИЙ ДИВИЗИОН
  4. ЧЕТВЕРТЫЙ ДИВИЗИОН
Прометей
Минские пингвины
БГУ
Гром

Антон Мищенков: «Мне нравилось вести за собой команду»

Свой маршрут к баскетболу он проложил 11 лет назад. Скажите, недавно? Соглашусь. Но история одного десятка растянулась на 12 станиц интервью... Хорошо, что в том витебском дворе, где он рос, было больше баскетбольных колец, а не футбольных ворот, а первый тренер не принимал за дерзость вспыльчивость парня и в буквальном смысле за руку возвращал на тренировки. Сейчас же его данки – украшение матчей регулярного сезона НБЛ, а великолепная техника и работоспособность на паркете – признак невероятного труда и борьбы в первую очередь над собой. Игрок с благозвучной баскетбольной фамилией Мищенков. После интервью Антон в моих глазах стал на порядок выше. Слышите? Почему, читайте далее.

3

Когда баскетбол стал любимой игрой?
- В витебском дворе, где я вырос, был более популярен баскетбол. А в десять лет меня папа привёл в ФОК, где располагалась СДЮШОР-4. Тогда-то и начались мои первые тренировки.
Ты уже тогда был высокого роста?
- Нет, расти я начал в 14. За лето я прибавил где-то сантиметров 16.
Это помог баскетбол или гены?
- Баскетбол. У меня даже на спине растяжки остались.
Когда смотрю данки в твоём исполнении, кажется, что ты невероятно высокого роста. Расскажи, как учился.
- Как таковой баскетбол я не смотрел в детстве. Когда пришёл на первую тренировку,  я вообще не знал что это такое. А ещё была проблема. Я был 93 года, а команды моего возраста не было. В спортивном клубе были игроки на 2-3 года старше. Я тренировался с ними. Когда областные соревнования были среди  92 года, я попадал в состав, но сидел на скамейке запасных. Я был слабее всех.
Тренера своего первого помнишь?
- Конечно, Олег Артёмович Нихайчик. Он крутой тренер. Много всего знает по баскетболу. Интересные упражнения на тренировках нам давал. Мы всё время обыгрывали какие-то ситуации, которые могут быть во время матча, он толковые вещи рассказывал. Только проблема была в том, что его никто не слушал.
Это из-за вашего юного возраста?
- У него не было такого стержня, который мог бы заставить тебя что-то делать. Никогда не орал, всегда спокойно объяснял. Он не мог заставить нас бегать.
Какого он возраста тогда был?
- Тогда ему было за сорок.
Борис Владимирович Каноник на вас тоже не повышает голос. Его никто не слушает?
- Не скажи. Их сложно сравнивать. Просто от возраста игроков ещё зависит. Младших тренировать сложнее, чем 20-летиних парней. Тогда ходили в спортзал только потому, что нечего было делать, родители заставляли чем-то заниматься. Но потом, когда до нас добралась американская культура -  рэп и широкие штаны, вот тогда-то и начали все заниматься баскетболом. Приходили на тренировку в каких-то нереальных байках, которые были больше на три размера. Сами сочиняли рэп.
А у них получалось играть в баскетбол?
- Ничего у них не получалось и было просто смешно. Эти их разговоры, глупый сленг.
Что чувствовал сидя на бане, когда смотрел за игрой своей команды?
- Я ушёл. Это было где-то через год после того, как я начал тренироваться. Но через полтора года меня нашёл этот же тренер в школе, поговорил со мной и попросил вернуться. Потому что там буквально через два месяца должны были быть соревнования по 93-ему году. Сказал, что собрал команду и попросил, чтобы я стал капитаном.
Ты вернулся?
- Да, я вернулся. И мы выиграли те областные соревнования.
Ты уже не сидел на бане?
- Нет, я играл без замены.
Только честно, появилась «звёздная болезнь»?
- Нет. Я просто был горд этой победой. Мне нравилось, что ко мне относились как к лидеру. Мне нравилось вести за собой команду. Я хотел побеждать ради этих пацанов.

1Ты чувствовал в себе задатки лидера, хорошего баскетболиста?
- Я не знал, что значит хороший игрок. Мне просто тренер сказал, что я дольше всех занимаюсь. Я принял это и стал лучшим игроком. С таким же успехом сидел бы на скамейке запасных и думал, что я ничтожество.
Значит, где-то заслуга тренера в том, что ты прижился в баскетболе?
- Дело в том, что для меня в детстве авторитет старших много значил. Я родителей безукоризненно слушался. Если бы меня папа тогда отвёл не на баскетбол, а на волейбол, то я занимался бы последним. Просто получилось случайно, что я попал на баскетбол.
Почему папа решил привести именно на баскетбол, а не на плавание, например?
- Кстати, я занимался плаванием, а ещё гимнастикой и карате. У нас есть школа в Витебске с бассейном. Мне сказали, что если я хочу и дальше плавать, то мне нужно было перейти в школу и тренироваться, но я не захотел.

Что было дальше с баскетболом?
- Затем нас пригласили в Минск. Ещё туда приехали ребята из Литвы и России. Тогда мне было двенадцать лет. Нас выиграли на 60-70 очков. Тогда понял, что я ничтожество полное. Победа в Витебской области вообще ничего не значит в баскетболе. Кстати, тогда Вася Логвинович играл за Минск на этих соревнованиях. После такого поражения у меня появилась мысль стать кем-то в баскетболе. Я поговорил с тренером. Сказал ему, что ребят на таком уровне невозможно победить. На что он ответил, мол, догнать легче, чем уйти вперёд. Нужно просто усердней тренироваться и можно победить кого угодно. Это меня и вдохновило.
Тогда начал интересоваться большим баскетболом?
- Нет. Начал смотреть матчи, когда у меня появился интернет. В 14 лет стал следить за мировым баскетболом. Важнее было то, что происходит с нами.
Белорусским баскетболом интересовался?
- Никого не знал и не интересовался. Первую игру белорусов посмотрел, когда мы играли республику в Могилёве. Были матчи в Высшей лиге: «Тепмо» и Гомель, по-моему.
Тебе не хотелось подойти после матча к кому-нибудь из игроков и поговорить?
- Нет, хотелось просто дойти до такого уровня, чтобы выйти вместе с ним на поляну и показать себя. Я начал больше и усердней тренироваться. По три тренировки в  неделю, а потом Олег Артёмович нашёл зал для дополнительных занятий.
Кстати, проблема с залами актуальна для Витебска?
- Залов хватает, договориться о тренировках можно.
Итак, республиканские соревнования, что там было?  
- Республиканские соревнования проходили в Могилёве. Мы заняли там третье место.
Это же успех!
- Ну да. Правда, мы тогда попали в группу с Минском, которые буквально год назад нас сделали. И мы опять им проиграли 60. Это было ужасно. И второй матч провели с другой минской командой. У них мы выиграли. В переходных матчах за третье место выиграли у Могилёва во главе с Артёмом Савицким. Несмотря на это, мне не нравилось играть в витебской команде. Можно сказать, у нас была  плохая химия. Просто ребята разбились на несколько групп и так держались на поляне. У нас было два высоких парня. Они постоянно жаловались, что играют без мяча.

2

Какую позицию ты занимал?
- Играл первого номера. Я старался. Да, у меня был мяч дольше всех, да, я забивал больше остальных, но теперь ребятам перестало это нравиться. Хотя мы и стали бронзовыми призёрами на Республике, дружеской атмосферы не было.
А верный друг в команде у тебя был?
- Да, был. Но ещё до республиканских соревнований его папа отдал в суворовское училище. Мы с ним очень дружили, кстати, хорошо играл. Думаю, если бы он остался в команде, то я бы не ушёл…
Кстати, ты веришь в настоящую дружбу между лидерами одной команды?
- Я считаю, что такая дружба есть. Если, конечно, она распространяется и на жизнь вне площадки. Тогда им намного проще будет найти общий язык во время напряжённой игры, какие бы они амбиции не имели.  
А вот острое словцо, обидное замечание во время игры может подпортить дружеские отношения?
- В основном такие нервы начинаются, когда команда проигрывает. Тогда просто нужно свалить на кого-нибудь вину, чтобы самому не остаться крайним. Но проходит день-два, ребята снова общаются. Во время игры - это просто страх.
Возвращаемся на баскетбольный путь.
- Мы переехали с семьёй в другой конец города. Было проблематично ездить на тренировки, да и мне и не хотелось особо, потому что не нравилась команда. Я не играл в баскетбол полгода. Тренер снова пришёл ко мне в школу и вернул в зал.
Прям-таки полгода в руках мяч не держал.
- Да, мне не хотелось. Не хотелось его трогать. Были неприятные ощущения, вспоминания.
Но тренер снова уговорил?
- Да, и я опять вернулся. Стал ездить через весь город.

Произошли какие-нибудь изменения в команде за время твоего отсутствия?
- У нас пригласили в РГУОР двоих высоких парней  - они уехали в Минск. Моего года стала меньше на тренировках, но народу хватало. У нас была минимальная дедовщина. 89 наезжал на 90, 90 на 91. И это стало традицией. Придумывали клички.
А тебя как называли?
- Утка.
Меня тоже так называли.
- (Смеётся). Ну и на поляне, соответственно, когда играли спарринги, на меня отдавали в крайнем случае. Если, не дай Бог, возьмёшь на себя инициативу и ещё не забьёшь, то издёвок не избежать.
Это было ко всем? Даже к тем, кто подавал надежды в баскетболе?
- Абсолютно ко всем. В 14 лет, когда я подрос физически и мог забивать сверху, стал чувствовать себя увереннее. Помню, в тот год Олег Артёмович  попал в больницу, а я стал тренироваться с Олегом Дмитриевичем Морозовым. Он руководил старшими игроками. В тот год мы должны были играть на «Дюбле». Поскольку нашего тренера не было, то мы пропускали этот турнир. Зато я стал больше тренироваться со старшими. У нас был такой пацан Андрей Скоморохов. Вот он играл под руководством Вариводова на европейских соревнованиях. Я просил Андрея играть со мной один на один после каждой тренировки. Он мне показывал некоторые игровые нюансы, которые разбирал на тренировках у Вариводова.
Он не занимался «дедовщиной»?
- Понимаешь, унижали ребята, которые ничего из себя не представляли, которые хотели самоутвердиться, а ему доказывать было нечего. Он был лучшим на площадке, ему было плевать.

4
Думаешь, тренировки с парнем, который был старше тебя лишь на год, принесли пользу?
- Безусловно. В следующем году я выходил шестым игроком в команде 92-го года и даже в сборной по Витебской области. Я, грубо говоря, своим старанием отвоевал место в составе и уважение старших игроков.
Ты говорил про авторитет старших. На площадке вместе с игроками взрослее тебя, ты был таким же эмоциональным и импульсивным?
- Эмоции всегда мешали мне. Когда играл за старших, я понимал, от меня мало что зависит и держал свои чувства при себе. Когда кто-то косячил или у меня что-то не получалось, выходил из себя.
А когда поправился твой тренер, что было дальше с баскетбольной жизнью?
- У нас больше ничего не получалось по 93-ему году. Хотя команда была на самом деле перспективной благодаря нашим РГУОРовским парням. Это были два самых высоких баскетболиста 93 года в стране.
Какой у них был рост?
- 2.07 и  2.08. Ни у кого не было таких центров. Центровых вообще не было как таковых, а мы всё равно этим не пользовались.
А что для тебя был баскетбол?
- Знаешь, Саша, только в лет 15 я понял, что хочу заниматься одним баскетболом. Думал, повезло, что папа привёл меня именно сюда. И всё из-за того, что в конце года должна была собраться команда по моему году для участия в чемпионате в Португалии. Я очень хотел туда попасть. Меня рассматривали как кандидата, я был в списке претендентов. Тогда начал тренироваться ещё сильнее. Но единственная проблема была. Каждый год чередуются республиканские соревнования. То есть, один год для 93, следующий – для 92. И в этот год были соревнования для 92. Я не мог показать себя во всей красе, потому что выходил со скамейки и забивал по 7-8 очков. Вроде, неплохо. Но после этих соревнований тренер набирал команду для участия в зарубежных чемпионатах, а я не попал. Мне объяснили это тем, что сократили финансирование.

Получается, усиленные тренировки были напрасны?
- Я бы так не сказал. Как утешительный приз, меня позвали играть в Первой лиге за «Локомотив». Тогда мне было лет 16. Я загорелся идеей доказать, что они были не правы, когда не взяли в Португалию. У нас как раз был последний год обучения в СДЮШОР-4. Готовились к республиканским соревнованиям. Тогда была зима. Оставалось два дня до старта. Я опоздал на тренировку и без разминки подключился к упражнениям. Сразу почувствовал дискомфорт в шее. Не мог повернуть. Мне сделали снимок – оказалось растяжение. Мне поставили корсет и прописали обезболивающие. На соревнования я не попал.  Затем остались последние соревнования в Бресте. Но после травмы с родителями был разговор. Они поставили меня перед выбором: баскетбол или образование... Я выбрал второе.  
А тебя самого испугала эта травма?
- У меня никогда не было серьёзных травм - растянул только шею и спину пару раз. Я никогда не думал, что травмы будут постоянными спутники по жизни. Сейчас полежу немного, попью таблеток - и всё пройдёт.
 Итак, ты ходишь на математику, физику и русский язык.
- Так и есть. Но перед этим мне предлагали остаться в «Локомотиве» и поступить на заочку. Я играл третьего номера. На мою позицию не было замены, и я проводил почти весь матч на площадке. Мне было интересно. Тогда была не такая Первая лига как сейчас. За тур было по три-четыре игры с разными командами. Играли БГУИР, БГУ, «Озон». Мой первый тренер Олег Артёмович сказал, если поступлю в какой-нибудь из главных вузов, то он поможет попасть в состав. Плюс должны были помочь общагой.
Заманчиво же!
- Конечно, заманчиво. Но я выбрал самостоятельно идти своим путём. Сдал ЦТ и поступил на бюджет в БНТУ на энергофак.
Тебя сразу взяли за сборную играть?
- Меня там никто не знал. Тогда развалилась команда БНТУ, не было Якубенко. Тренировал только Кравченко. Он меня никогда не видел. А потому в сентябре, когда пришли на физкультуру, нам предложили секции на выбор. Я подумал, почему бы и нет, записался на баскетбол.

5
Туда же записался и Артём Савицкий?
- Нет, Артёма знали. Он играл в Высшей лиге за Могилёв. В БНТУ есть две группы – сборники и все остальные. Я тренировался с последними.
Когда ты увидел ребят, против которых когда-то играл на республиканских соревнованиях, была ли мечта создать сильнейшую команду и вместе бороться за чемпионство БНТУ?
- Нет (смеётся). Просто Кравченко увидел, что я умею больше, чем те люди, с которыми тренировался уже в БНТУ и позвал ходить к сборникам. Первый год плохо получалось. Я не тренировался месяцев восемь.
Сборники. Кто были тогда?
- Тогда была классная команда. Шимко забивал по тридцатке за каждый матч. Матвеев, Долгоносов, Володькин, Сорока.
И ты играл с ними в составе, так?
- На вузах я не был. Я играл в студенческой лиге – среди минских университетов. Что касается Кравченко. У него всегда был великолепный состав, но он пускал всё на самотёк. Руководил по принципу: «Кто старше, сильнее». Пока опытные игроки могут бегать, они играют. А если мы выигрываем +30, то выпускает остальных типа меня.
Значит, на твоём пути не было такого жёсткого тренера, как в «Легенде №17»?
- Да, можно так сказать.
А со своим первым тренером поддерживаешь отношения?
- На первом курсе, да. Он тогда меня познакомил с Вариводовым, чтобы я походил в БГУИР на тренировки. Ему я понравился, но заявлять игроков нельзя было, т.к. чемпионат уже начался. И он сказал, чтобы я тренировался до зимы, а затем меня дозаявят в команду. Мне тогда эта идея нравилась, тем более тренировки там были намного интереснее, чем в БНТУ. Не помню, что как случилось, но перестал ходить туда.
Что было потом?
- Затем позвонил этот же витебский тренер и предложил сходить в БК «Минск-2006». Там как раз был тренер сборной по моему году. Он предложил меня заявить с нового сезона за Первую лигу, но мне никто так и не позвонил…

Антон, ну не хватало настойчивости и тебе.
- Я просто понимал, что это бы ничего не решило. Максимум – я бы играл в Вышке и получал копейки. Нет, этим я не хочу заниматься всю жизнь.
А уехать куда-нибудь и играть в другой стране?
- Я не представлял, как это - уехать в другую страну, где меня никто не знает. Зачем?
Когда в прошлом году собралась команда БНТУ в Первой лиге появилась надежда на развитие?
- Да, была. Я думал связаться с Байдаковым (тренером витебского «Рубона» и национальной сборной), чтобы попасть к нему в команду. Я тренировался у него, когда играл за «Локомотив». Мне нравилось играть в Первой лиге, потому что там мне давали много свободы, я был один из основных игроков, набирал свои очки. Правда, это тоже был не показатель какого-то уровня. Были команды слабые, которые не могли нам ничего сделать или очень сильные, с которыми исход был заранее известен. В Первой лиге не люблю БГУ.
Просто как команду?
Меня раздражает человек, против которого я играю. Я не понимаю его. Играет сугубо на фолы. Неважно, забьёт или нет, главное, чтобы фолы дали. Не единственный он такой. Многие симулируют.
Ты думаешь, что таким способом можно провести опытных судей?
- Судя по всему, да, если свистят. Это раздражает. Защищаешься грамотно, всё делаешь правильно и вот – мяч у тебя в руках, но останавливают игру и забирают его.
Как узнал про НБЛ?
- Меня позвал в команду Владыко. На втором курсе я учился во вторую смену и не мог ходить к сборникам. Поэтому из команды я вылетел, а Кравченко вообще на меня перестал рассчитывать. Я стал утром ходить к Волку.
Кстати, у вас многие в команде любят забить сверху, но, я думаю, никто не сравнится с тобой по технике и красоте момента.
- Над этим работал ещё в Витебске. У нас много было хороших технических упражнений на дриблинг, игру под кольцом, обыгрывание. Это глубоко подсознательно уже. Так забивать получается автоматически.
Болезнь большинства баскетболистов – работа в защите. Помимо эффектных моментов и точных бросков, ты не брезгуешь «черновой работой».
- Когда я играл в команде 92 года, то моя основная задача была выходить со скамейки и изнашивать лидеров у соперников. Меня ставили защищаться с самыми сильными игроками команд. Пусть меня выпускали на 8 минут за матч, но за это время я должен был изнурить соперника. Я бегал за ними как приклеенный. И, соответственно, это осталось сейчас.
Тебе комфортно играть в «Политехе»?
 - Насчёт тренировок, у нас есть возможность ходить на тренировки раз в неделю с Борей. У меня не получается приходить в этот день – пары до 9-ти. Я с командой очень мало тренируюсь. Перед игрой только обсуждаем. Что касается взаимоотношений, то в этом году всё просто супер. У нас отличная химия. Когда мы только собрались, у нас, грубо говоря, никто даже не знал друг друга. И на площадке было то же самое. Никто не знал, какая у него роль. Все делали то, что умеют. Мне это очень не нравилось. У нас были все нападающие и ни одного защитника, мне приходилось за всеми подчищать, поэтому я и не набирал особо очков. А в этом году у нас стала более осмысленная игра, наконец-таки разобрались с ролями в команде. Мы доверяем друг другу, приятно играть в такой команде!

В этом году Политех лишился Мухачёва и Козлова, чувствуется?
- Не знаю, почему они ушли, но это меня не интересует. Они не занимали какой-то важной роли. В этом году к нам пришли более сильные игроки. Это Эдик – наш основной разыгрывающий. Просто шикарный парень. Отличное видение площадки. Перешёл Макс Тарендь, но у него сейчас проблемы со здоровьем. Сейчас не может нам помогать, но первые матчи проводил великолепно. У него хорошо поставлен средний и дальний бросок. И Вася Логвинович: выходит - забивает шикарно.
Характер команды похож на твой личный?
- Да. Я сравниваю эту команду с той, в которой начинал в Витебске, когда был маленький. Это просто небо и земля.
А спортивный разряд у тебя есть?
- Да, первый взрослый.

6
Для тебя важно признание в виде дипломов, медалей?
- У меня дома столько дипломов, а если учесть, сколько я их выкинул… Заканчивались соревнования, нам вручали дипломы, если я был без родителей, то я выбрасывал их. Если приходил папа, то я отдавал награду ему, а мама уже бережно всё это складывала и хранила. Для меня они никогда не имели значения, потому что большинство наград было за матчи в команде 92 года, но я там немного делал.
Если пройдёте в Высший дивизион НБЛ, кубок и медали за первое место будут для тебя что-то значить?
- Больше, чем то, что я выигрывал до этого.  
Давай передавим, «Политех» пройдёт в Высший дивизион. Не думаешь, что вас ждёт такая же участь, что и «Кротов», «Химволокно»?
- Нет, не могу объяснить почему. Я просто в это верю. Мы будем искать усиления летом. К нам придёт Максим Добровольский. Он сейчас играет в Высшей лиге за «Осиповичи». Он хороший игрок, техничный.
Какую он позицию будет занимать в команде?
- Второго номера будет играть. Нам остаётся найти только очень высокого и большого центрового. Но у меня нет мыслей, где их искать. Если получится кого-нибудь позвать, будет вообще шикарно!
То есть Максим променяет профессиональную лигу на любительскую?
- Там он мало играет и ему особо не доверяют, а играть он любит.
Тебе лично интересно сейчас в дивизионе «Бивер»?
- Местами. Было интересно играть со «Штурмом» пока был на площадке Дощечко. Никогда не опускает руки. Против него интересно защищаться. Даже как испытание для себя. Понравилось с «Джокерсами» играть. Они очень спортивные ребята. Даже, когда проигрывали, не грубили, не злились.
Следишь за развитием в Высшем дивизионе?
- Нет. Единственное, попал случайно на матч «Вегас» – «Ферропром». В «Ферропроме» мне очень понравился Рома Веремейчик. Он классный игрок, командный. И подбирает, и скидывает вовремя, и может на себя взять игру. Вот нам бы Веремейчика в команду и можно было бы бороться за чемпионство в лиге. А так у большинства команд всё сводиться к тому, что просто один какой-то игрок берёт на себя игру - бросает больше всех. Не интересно на это смотреть. Ещё мне не нравится, когда команда начинает защищаться зоной. Сразу игра становится тягучей.
Близится «Матч звёзд». Может быть, хотел бы участвовать?
- Я ходил в прошлом году на «Матч звёзд». У меня сложилось впечатление, что это матч людей, которые считают себя звёздами. На площадке игроки просто бегают, но с таким видом, будто они могут лучше, но не сейчас. Улыбаются, нет напряжённой борьбы, все расслаблены. Это не то, на что можно смотреть. Для меня хороший игрок на уровне непрофессиональной лиги - это тот игрок, который выполняет свою работу на площадке грамотно. К примеру, он замечательно работает на съёме. Он подбирает стабильно 15 раз за игру. Почему бы ему не показать на «Матче звёзд» свою лучшую игру, своё старание, умение и борьбу. Когда определились с составами команд и тренерами, пусть они поработают вместе: определятся с тактикой, действиями во время матча. Потом выйдут и устроят борьбу, с овертаймами, со всем тем, что они умеют, а не с  тем, что они умеют, но не делают.
Контролируешь свои эмоции на игре?
- В первой лиге за технические предупреждения платишь деньги. За первый - сто тысяч, за второй – двести и т.д. По идее сейчас я должен белорусской федерации баскетбола кучу денег. (Смеюсь я)
Кто ты по знаку зодиака?
- Близнецы.
Помнишь, ты мне когда-то говорил, что не хочешь оставаться в Минске, а уедешь в Витебск?
- На самом деле Витебск мне нравится больше, чем Минск. Но я считаю, что человек должен организовывать свою жизнь так, чтобы любое место, где находишься, было оазисом. Я считаю, что это возможно, но не сразу, поэтому я здесь.

Для тебя свойственны бесшабашные поступки?
- Ничего такого не вытворяю, но, если бы ты задала этот вопрос моей маме, то она бы рассказала тебе много чего. Для неё вся моя деятельность – бесшабашные поступки. Я же не вижу ничего необычного.
Что для тебя приемлемо в поведении, а что – нет?
- Мы считаем себя классными, если кто-то ещё считает нас таковыми. Мы считаем себя умными, если кто-то говорит, что мы умные. А меня это дико раздражает. Меня всегда бесила похвала. Допустим, когда я сделаю что-нибудь обычное, а меня хвалят, мол, ты такой молодец. Я не понимаю. Или наоборот, начинают упрекать. Задают мне вопрос, как ты можешь это делать. Мама моя консервативных взглядов и воспитания. На почве моего поведения у нас возникают разногласия. Но мне повезло с родителями. Они всегда меня поддерживали. Я рос со свободным мышлением, мог сам решать что хорошо, а что плохо.
Кроме баскетбола, что нравится?
- Очень люблю читать. Мне нравится беллетристика. Я не могу похвастаться, что прочитал миллион книг, но больше сотни точно.
В печатном виде читаешь?
- Я хотел сначала собирать домашнюю библиотеку, но выходит накладно. Книги – дорогое удовольствие. Мне родители подарили на день рождение читалку, поэтому скачиваю книги в электронном варианте.
Есть любимая книга?
- Айн Рэнд «Источник». Книги – это мой личный университет. Университет же, как высшее учебное заведение, учит тебя жульничать. То есть, ты можешь всё зубрить и получить диплом или заниматься фигнёй и тоже получить диплом. Благодаря книгам я научился выбирать лично для себя что хорошо, а что плохо и создал фундамент, на котором строится моё лично мнение. Чем хороша книга «Источник», она рассказывает о моральных принципах, которые может выбрать для себя человек.
Нравится кинематограф?
- Да, конечно. Кино с книгами на одном месте стоят. Правда, сейчас в кинотеатрах много ерунды показывают, если есть что-то стоящее, хожу.
Что ценишь больше всего в людях?
- Когда в любой ситуации человек остаётся самим собой.
Некоторые наши общие знакомые характеризуют тебя как замкнутого человека.
- Я не люблю просто так молоть языком. Например, вопросы эти: «Как дела?» или «Чем занимаешься?». Если я вижу искренность в человеке, то я с удовольствием поговорю. Просто иногда люди, когда общаются, сами не знают, что их интересует, поэтому они начинают с тобой говорить шаблонными фразами. А мне не нравится такое общение, я предпочитаю тогда не общаться.
Может ли тебя вопрос или ситуация поставить в тупик?
- Я стараюсь быть честным. Если я в каком-то вопросе некомпетентен, то я так и говорю. Тогда мне не стыдно и я не чувствую неловкости.
Какое твоё любимое блюдо?
- Я очень люблю японскую кухню – суши.
А сам делаешь?
- Да, научился. И вообще, одно время у меня была мечта готовить так, как в ресторанах. Я хотел проникнуть на кухню и поработать поваром.
Есть ли у тебя цель?
- Стать счастливым.

А ты чувствуешь, что должен родителям?
- Я бесконечно должен родителям. Для моих родителей  - я их счастье. Лучшее, что я могу для них сделать – стать самому счастливым, добиться  успеха. Тогда папа и мама будут считать, что добились успеха.
Что в первую очередь хочешь воплотить?  
- Я хочу заниматься чем-нибудь, что связано с литературой (беллетристикой) либо кулинарией. В общем, я работаю над тем, чего хочу.
Что касается дел сердечных?
- Знаешь, у меня не было никогда долгих отношений, но все эти девушки, которые у меня были, они многому меня научили. Это очередной университет в моей жизни. Прежде всего, чему меня научили, это быть переборчивым в выборе девушек. Я представляю, какими качествами должна обладать девушка, которая будет рядом со мной.
Часто ли тебя разочаровывали?
- Разочаровываешься ты тогда, когда чего-то ожидаешь от человека. Мне никто не обещал ничего, а значит, никто ничего не должен. Я просто принимаю людей такими, какие они есть. Я понимаю, что человек может поступить по-разному. Даже несмотря на то, что это мне не нравится, я не могу его осудить, потому что это его право, поступать именно так.
Есть ещё к чему-нибудь интерес?
- К машинам. В детстве следил за новинками, читал журналы и смотрел автопередачи. А затем переключился на баскетбол и стал следить за спортом.
Веришь в Бога?
- Я, может быть, верю в Бога, но не верю в религию. Никогда не понимал, зачем становиться на колени, чтобы Бог услышал, неужели я не могу поговорить с ним просто так, без молитв и постов. У меня много вопросов, но никто не может мне ответить на них, поэтому я не могу искренне поверить.
Что тебя может растрогать?
- То, что меня может растрогать не вызывает слёз и огорчения, вызывает ярость и злость. К примеру, несправедливость.

Беседовала Александра Драгун

0 Плохо0
 

Комментарии   

 
Зритель
(86.57.187.127)
05.03.2014 21:38

Сильно. Не ожидал.
Цитировать +8
 
 
норм вью
(93.84.13.142)
05.03.2014 22:24

Антону удачи на площадках
Цитировать +10
 
 
Едвард
(178.124.206.41)
06.03.2014 16:24

вот про матч звезд ОЧЕНЬ точно подметил.Игроки которые СЧИТАЮТ СЕБЯ ЗВЕЗДАМИ))
Цитировать +10
 
 
STARPЁRSKOS
(91.149.180.90)
07.03.2014 11:55

Антоха мужик!!! 8)
Цитировать -1 +4
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Пивовареная компания Beaver

ПОЗДРАВЛЯЕМ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!