A+ R A-
  1. ВЫСШИЙ ДИВИЗИОН
  2. ВТОРОЙ ДИВИЗИОН
  3. ТРЕТИЙ ДИВИЗИОН
  4. ЧЕТВЕРТЫЙ ДИВИЗИОН
Прометей
Минские пингвины
БГУ
Гром

Андрей Шамов: Нельзя планку опускать ниже того уровня, которого ты достиг

7

Выше ростом только Данилик… В его команде. Он суровый снаружи и добрый внутри. Прочный центр «Серебрянки» – Андрей Шамов. Более пяти лет посвятил профессиональному спорту, а сейчас поддерживает жизнь бобруйского баскетбола. Почему он променял Высшую лигу на любительскую? Чем ещё - кроме длинных волос - пришлось пожертвовать ради примирения с тренером? Почему отказался играть профессионально в Эстонии? Это и не только, далее, в интервью.

- Андрей, расскажи о знакомстве с игрой.
Это был где-то шестой класс в Бобруйске. Сначала небольшая предыстория. Мама меня воспитывала одна. Когда пошёл в школу, отдала в музыкальный класс. Я проучился там 5 лет по классу баян/аккордеон. Хотел играть на гитаре – не получилось, не обучали. Тогда попросил, чтобы дали баян (Смеётся). Сказали, что мне удобно будет учиться, мол, высокий. Пять лет промучился… И сольфеджио, и музыкальная литература, и ритмика, и хор… Уходил утром – приходил вечером. Полный рабочий день получался. Мне это надоело. Как-то встретил знакомого, который сказал, что ходит на баскетбол. Я попросился с ним. Пошли. Тренировки проходили в спортзале в общежитии. Видел объявление о баскетбольной секции, но там набирали  девочек. Потом думал заниматься плаванием. Походил, заболел серьёзно и подумал – не моё.
- А где тренировался?
В ДЮСШ. Тренером была Анастасия Александровна Вакулова. Кстати, у неё занимались ребята из «Белшины» и «БФ БГЭУ». А потом перешли к Владимиру Романовичу Борисову.
- Сколько пишу интервью с баскетболистами, почти все столкнулись с проблемой – не было их возраста, чтобы полноценно тренироваться…
Такое же было и у меня. Тренеры вели  несколько групп. Сначала наша была группа – младшая, а затем – старшие. Но мы оставались на несколько тренировок. В то время был повальный ажиотаж на баскетбол. А мы уже в классе восьмом выходили наравне с 11-классниками и играли за школу. Тогда были намного серьёзнее соревнования, чем сейчас. В 9 классе нас серьёзно тренировал Борисов. Были действительно качественные тренировки и физическая подготовка. Мы уже переросли тот возраст, когда нужно было осваивать технику. Чтобы идти дальше, нужна была достойная физическая подготовка. Тренировки у Борисова проходили на окраине города - туда было тяжело добираться. Начиналась она в 7 вечера и длилась два с половиной часа. Бывало, не успевали на автобус. Тогда всей толпой по рельсам шли в город. Так продолжалось года 2.

4

- К чему была такая серьёзная подготовка?
В стране начали проводить соревнования по стритболу. Мы ездили на областные и республиканские первенства. Первый раз на область я не поехал, но в этот же год меня взяли на республику в Гродно. Тогда стритбольный фестиваль впервые проводился так масштабно. Расселили нас в гостинице, организация была отличная. Мы заняли первое место - проиграли только Минску. Причём,  потому что они были профессионалы и занимались в ДЮСШ, а мы к тому времени занимались, грубо говоря, в спортивной секции. На следующий год мы опять начали тренироваться. Это уже был 9 класс. Поехали на область – и опять выиграли, потом республика – снова победа. Соревнования проходили в Могилёве, потому что мы выиграли прошлую республику. А затем в 10 классе меня забрали в училище олимпийского резерва в Могилёв. Опять же были тренировки, республиканские соревнования и спартакиады. Только на другом, более высоком уровне.
- Был выше своих сверстников?
Да, был выше, но не на много. Когда меня забрали в училище олимпийского резерва, я где-то был 190. Это был 10 класс. Но конкретно в 10-11 классе я играл 4 номера. Когда перешёл в профессиональную команду «Темп - ОШВСМ», играл центрового. Ребят выше меня не было. По массе, да, были больше. У нас такая политика в профессиональной команде была, помню, тренер говорил: «Вы все умеете хорошо бросать. Каждый сможет закрыть любую позицию». У нас не было разделений по позициям – мы все выполняли трохочковые броски, средние, штрафные, учились играть под кольцом.
- Кто был тренер?
Анатолий Владимирович Комлев. А в училище олимпийского резерва меня тренировала Алла Георгиевна Вергун.
- Как попал в Высшую лигу?
В конце 11-го класса я ходил на тренировки в «Темп-ОШВСМ», а с нового сезона меня взяли в состав. Я поступил в ВУЗ и играл пять лет - пока учился в университете в Могилёве.
- Кто играл тогда с тобой?
Максим Лавриненко, Александр Харкевич.
- А какую ты профессию получил?
Тренер, преподаватель физкультуры и инструктор ЛФК. При наличии медицинского образования я мог бы работать в медицинском учреждении.
- Тебе нравилось играть в Высшей лиге? И можешь ли ты сказать, что профессиональная лига тогда была действительно вышкой?
Вопрос хороший. Мы тренировались 2 раза в день, был молодой, сил навалом, я мог форму набрать буквально за 2 недели. Сказать, что она была сильнее, чем сейчас я не могу, потому что уже  не играю в Высшей лиге. Но судя по разговорам, к примеру, с тем же Александром Ёжиковым, который поиграл и в «СОЖ», и в чемпионате СССР, и в чемпионате Беларуси, и Польши, что в его время играли жёстче и уровень мастерства игроков был выше. Школа СССР давала о себе знать. Подготовка тренеров и мотивация игроков была совсем другой.
- Что касается финансирования?
Это беда. Мы практически не получали денег. Жили за счёт сборов, средств, которые должны были идти на питание, какие-то минимальные спонсорские деньги, но такого не было, что мы ежемесячно получали зарплату срок в срок. Это и было одной из причин моего ухода из профессионального баскетбола. Пришло время определяться. Либо обеспечивать себя и не сидеть на шее у родителей, либо заниматься баскетболом и тянуть деньги. А, ещё один вариант – уехать…

6

- А была возможность?
У меня была возможность уехать в Эстонию. У меня там родственники – дядя,  двоюродные брат и сестра, племянники. Брат узнал, что организовывается команда в Таллине, меня позвали на сборы. Тогда в Беларуси для меня был сложный этап в баскетбольной карьере - я разругался с тренером и не занимался с профессиональной командой полгода. Но это не помешало приехать в Эстонию и произвести хорошее впечатление. Мне предложили остаться, но одним из условий было обучение… на эстонском языке. Команда была на безе технологического университета. Я сначала даже выбрал факультет - логистику, хотя сам больше гуманитарий. Плюс же у меня параллельно был университет в Могилёве. В этот момент мне нужен был компетентный совет, но спросить было не у кого. Решил сам – остался в Беларуси. Следил за выступлением эстонской команды. Она просуществовала год. Безусловно, за этот год можно было зарекомендовать себя ещё где-то, но я не уехал.
- Но в любом случае. Это сделано - назад не вернёшь.
Я не жалею, действительно, всё хорошо
- После этого случая ты вернулся в команду Высшей лиги?
Да, с тренером помирились.

- А чего поссорились?
Были нюансы. Не устраивал его мой внешний вид. У меня тогда волосы длинные были (смеётся). Так вот, вернулся. К тому времени в Могилеве создали неофициальный фарм-клуб. Собирали молодёжь – тех ребят, которые мало играли в основной команде в Высшей лиге. Со мной в фарм-клубе играл Макс Лавриненко. Так и получалось, что один матч мы играем за фарм-клуб, второй – в чемпионате.
- Что или кто тебя мотивирует в жизни?
Мотивирует меня всегда дядя, Анатолий Федорович Козловский. Он заслуженный тренер Эстонии по боксу и почётный гражданин города Нарва. Сам спортсмен до мозга и костей, окончил школу тренеров, постоянно в физкультурной системе. Он меня всегда мотивировал, что нужно добиваться всего собственным трудом, ставить перед собой самые высокие цели и добиваться их несмотря ни на что. Он очень большую роль сыграл в моей жизни.

8

- Что было по окончании университета?
Работы не было, приглядывал вакансии в школе, в гимназии. Потом был звонок. Сейчас испугаешься, звонили мне из исправительной колонии №2… Предложили работу. Прошёл комиссию, отправили меня в Минск на подготовку в Академию МВД. Три месяца первоначальной подготовки – лекции, теория. Приезжаем на работу – всё совсем по-другому. Дали тебе отряд 160 человек и думай, как с ним работать, первое время тебе помогает опытный офицер, а через пару месяцев начинаешь самостоятельно работать.
- А чего не прижился там?
Я понял, что не смогу работать в системе. Во-первых, для бывшего спортсмена тяжёлый график был. Я привык, что мне нужно выспаться. Во-вторых, привык получать физические нагрузки столько, сколько мне надо. А там часто перерабатывали. В-третьих, много бумажной работы. Сидишь и пишешь. За писаниной некогда было не то, что отрядом заниматься, а даже поесть. Ночные дежурства в любую погоду по 12 часов на ногах на «свежем воздухе».
- Жестокие там люди работают?
Жесткие, да, но не жестокие. Люди они, неплохие, но работа деформирует. Попадаются, конечно, люди образованные, начитанные, интеллигентные.  
- А что касается тренерской деятельности?
Я работал в школе тренером по баскетболу в родном Бобруйске. Опять же, зарплата у преподавателей сама знаешь какая... В сентябре я работал на трёх работах и получал 4 миллиона. Я как ушёл с колонии пошёл преподавать в Бобруйский филиал БГЭУ. Студенты перепугались, мол, как это к нам пришёл преподаватель с колонии. Но это оказалось первое впечатление. Тогда в университете организовалась женская секция по баскетболу, юношеская там уже существовала. Пару лет прошло - и мы набрали хороших ребят для городских соревнований. Где-то по окончании моей карьеры в Бобруйске даже возникла идея создать команду из студентов для выступления в НБЛ. Дело затруднилось тем, что после лета некоторые ребята закончили обучение – уехали по распределению.

2
- Ты вернулся работать в ту школу, из которой выпустился?
Нет, прежде всего, я искал ту школу, где нормальный зал есть и желание у ребят. Я сначала выбрал СОШ №2. Там, так получилось, набрал трудных подростков, которые состояли на учёте в милиции. Играли для себя, им было интересно, участвовали даже в стритбольных фестивалях. Терзает то, что у меня не было одного класса, чтобы я взял детей и довёл до 11-го. Всё никак не получалось. Часто менял школы.
- Какая у тебя цель была? Возродить баскетбол в Бобруйске?  
Да, и Сергею Григорьевичу Силичу помочь в тренировочном процессе. Ему сложно работать и с мальчиками, и с девочками, и закрывать все соревнования.  В позапрошлом году я набрал 5 класс. Тренировал их 6 месяцев. Несколько ребят попали в сборную города. Они выиграли область и поехали на республику. Там, понятное дело, делать нечего. Цмоки, БК Мещерякова…
- Тебе вообще нравится тренировать?
Да, если бы мне платили достойную зарплату, я бы продолжал тренировать. Точно также, если бы мне платили достойные деньги, я бы играл в Высшей лиге. В школе сейчас люди работают на энтузиазме, потому что выбора нет.  
- Как получилось, что в Минск переехал?
 Я в Минске пока и года не прожил. Подвернулась работа, спасибо за это Вадиму Дикуну. Он мне очень помог. Теперь работаю на производстве в одной российской фирме.

- Как узнал о НБЛ?
Я тренировал студенческую команду БФ БГЭУ. В то время я узнал о существовании НБЛ. Зашёл на сайт, посмотрел. Когда приезжал к своей девушке - будущей жене - в Минск,  пришли на игры. Помню, попали на финальный матч Серебрянка – БГУ. Отметил для себя высокий уровень, но всё же  - это была не вышка. Летом предложил ребятам из Бобруйска заявиться. Так появилась команда БФ БГЭУ. Это был 2009-2010 год. Первое время было тяжело. У некоторых ребят - мандраж. Если ты опытный игрок, то волнение должно пропадать. Помню, первых наших соперников -  команда «FIRST». Не самая сильная, скажем так. Выходим с ними играть – у половины команды из рук падает мяч. Первая четверть – 11:11. Чуть наскребли эти очки. Невозможно было ни передать, ни забить – команда волновалась. Но потом собрались и победили очков 40.

5

- Кто тренировал?
Мы подключили Владимира Романовича Борисова и Сергея Григорьевича Силича. Последний работал с женскими командами. У него огромный опыт ведения игры. Девочки, которых тренирует, не самые высокие и без выдающихся физических данных, но при этом они входят в тройку лидеров области. Могилёв не готовит столько баскетболистов, сколько готовит Силич.
- Итак, ты в НБЛ. Что было дальше?
Тогда  Второй дивизион был сильнейшим за всю историю НБЛ. Сама посуди, в «низшем»: «Вегас», нынешний «Ферропром», нынешний «Белинтертранс» правда, сначала без Спартака. Они пришли вместе с нами.
- А кто же тогда был в первом?
«Фаворит», «ФСК», «Бед бойс», «Аризона», «Скив», «БПИ», «Серебрянка», «БГУ»,  «Сборная СССР»
- Когда вышли в первый дивизион?
В этом же году. Правда, там история была. По сезону мы заняли пятое место, а в стыковых играх принимала участие первая четверка, то есть мы не попадали. 2 важные игры проиграли «Группе здоровья» - и «БГУФК». Команда «БГУФК» по определённым причинам не могла продолжать участие в чемпионате, и их результат аннулировали. Получается – мы в четвёрке. Стыковые провели с «БПИ» в свою пользу и перешли в Высший дивизион.
- Вы же снова попали во Второй?
Нет, когда играл за Бобруйск,  всегда были в Первом, но стыков не удалось избежать. Играли с «Джокерсами». Хорошая заруба получилась. Первую игру они у нас выиграли три очка, а вторую мы – восемь. Очень серьёзно готовились к играм и настраивались.  Все понимали, что стоит на кону. А вторые стыковые были с «Минскими пингвинами». Благополучно их проиграли. А затем – я в «Серебрянке».

- А что было-то на кону? Либо выход в Первый дивизион и борьба за кубок, либо – ещё один сезон провести во Втором. Почему такое серьёзное отношение к любительской лиге?
Да и кубка нам не светило тогда… Нельзя планку опускать ниже того, уровня которого ты достиг. Нужно планку выше ставить и добиваться целей, совершенствовать себя и команду. Вот сравни даже НБЛ… Тогда было гораздо слабее, чем сейчас! Может, я постарел? Может, я не такой резвый как в молодые годы после «Вышки». Но, тем не менее – уровень растёт.  
- Когда успел ещё и в Первой лиге поиграть?
В 2011/12 гг. Это был как раз мой последний сезон в Бобруйске. У меня получалось так: я тренировался с Могилёвской командой «Борисфен» и играл в НБЛ. Не на всех матчах был в Первой лиге, т.к. для меня в приоритете была Непрофессиональная лига. Я предупредил, если будут выезды со сборной НБЛ, в Первой лиге играть не буду.

3

- Теперь «Борисфен» в Высшей лиге. Тебя звали?
Звали.
- Почему отказался?
Во-первых, условия. Мне нужно было переезжать в Могилёв и тренироваться 2 раза в день с командой. Во-вторых, работа. Мне же нужно было семью кормить, а там зарплаты оставляют желать лучшего.  
- Почему поменял команду в НБЛ?
Ни на  кого не хочу наговаривать, может, где-то я не прав, но мои цели не совпадали с целями той команды. В плане подготовок к играм, тренировочного процесса. Я хотел серьёзней. Надоело всех подгонять. К тому времени образовалась сборная НБЛ и меня пригласили выступать. Там с Врублевским поговорили. Рассказал, что ищу команду, он предложил перейти к ним.
- А какие ещё команды рассматривал?
На то время мне Трифонов звонил – это тренер «Альфакерамики», с Женей Куликовым предлагал рассмотреть вариант «Фаворита», но я к тому времени уже определился и знал, что буду играть в «Серебрянке».
- Чем тебя заинтересовала «Серебрянка»?  
Команда серьёзно подходит к игре, тренировкам и хороший коллектив. Последнее, важнее всего. Если плохой коллектив, то цели не могут быть выполнены.
Тогда тренировал Кривцун?
- Да, но первую мою тренировку проводил Ширипов. Он показывал комбинации, какие мы будем играть. У нас тогда игра должна была быть с «Вегасом». Самое обидное – подвернул в первой игре ногу. Сыграл всего полматча. А потом восстанавливался.
- Долго?
Да. Травма ноги переросла в другую. Не ездил со сборной НБЛ и только к новому году пришёл в себя. Капельницы, таблетки, антибиотики… На ровном месте получилась травма за травмой.
- А травмы были на протяжении баскетбольной карьеры?
Бог миловал, нет. Рассечения были.
- На поляне, если посмотреть на твоё лицо, можно подумать, что ты готов убить за мяч, а в обыденной жизни – улыбка до ушей…
(Смеётся) Я всегда заряжен на игру, борьбу, победу.
- Я бы со стороны не сказала, что в «Серебрянке» дружная атмосфера. Мне кажется?
Да, кажется. Коллектив очень хороший на самом деле. Всё устраивает меня.
- У вас очень импульсивный и вспыльчивый тренер. Не влияет ли это на команду, её игру, а также на атмосферу?
Наш тренер – вождь. Он готовится вместе с командой, детально анализирует игру соперника, нашу, делает выводы. В течение недели мы готовимся самостоятельно, кто в тренажерном зале, кто в бассейне, а потом на совместной тренировке Модест расставляет акценты на ближайшую игру, всё объясняет.    
-Как, кстати, обстоят дела с тренировками?
Когда я тренировался в Бобруйске, то мог в любое время ходить и в тренажёрный зал, и в спортивный побросать, и кросс пробежать,сейчас и график работы не позволяет и с залами проблематично.
Я хожу в тренажёрный зал по мере сил. Здесь мне очень не хватало тренировок. Но на лето я решил этот вопрос – стадион школьный рядом, турники. С командой снимаем зал по воскресеньям. Тренировались с «Аризоной» пару раз, но сейчас у них напряжённая работа, нужно решать свои задачи.
- Есть ли система наказаний за прогул этой одной тренировки?
Нет, у всех дети, семьи, но мы стараемся ходить. Всё же на добровольных началах, не надо же забывать, что это непрофессиональная лига.
- Почему с БИТами не получилось ухватить победу?
Не сложилось: не пошёл бросок, не сыграли комбинации, которые должны были исполнить в концовке. Я считаю, что мы рано сдались в первой игре. Третью четверть мы проиграли, но была ещё четвёртая. Надо было жёстче сыграть в защите. В нападении не получалось, много пропустили в отрывах. Совокупность всех факторов привело к тому, что мы проиграли.

Теперь цель – третье место?
Это была задача минимум на сезон.
- Любимый твой соперник в НБЛ?
Те, которых мы не обыграли или команды, которые идут без поражения. Ну, смотри, мы проиграли ФСК, мой любимый соперник ФСК. Даже вдвойне.
- Так вы же их победили.
У нас в этом году ничья. В графе поражений - ноль - для «Серебрянки» в этом году это было как красная тряпка. Настраиваемся на эти команды вдвойне.
- С кем ближе общаешься из «Серебрянки»?
Со всеми ребятами хорошо общаемся. После игр Данилик меня подвозит до метро. С ним уже детально разбираем матч, что получилось, что – нет. С ребятами из «Серебрянки» познакомился ещё на баскетбольном турнире литовской общины. Сергей Войтехович позвал поиграть.
- Бывало, чтобы кто-то из команды обвинял тебя в ошибках на площадке?
Игра от одного человека не зависит. Обвинять кого-то одного в поражении - это не правильно, ошибаются все. Проигрывает команда, а не один человек. Не попали – мы, не сняли – мы, потеряли - мы. Такого я не слышал от команды. Прежде чем кого-то обвинять, нужно посмотреть на себя, а потом другим указывать на их ошибки.
- Есть ли явный лидер, который подбадривает команду перед игрой?
В основном каждый сам себя подбадривает. Но вот в НБА очень классно. Перед игрой в центр площадки становится капитан все вокруг него. Так, вместе настраиваются и разминаются. Этот своеобразный перформанс заряжает команду, публику. Когда идёт представление команд, игроки не просто пробегают и становятся на своё место. В НБА люди подпрыгивают, всякие фишки делают, толкаются. У нас так не принято, наверное, менталитет другой.
- Так делали ребята из «Ферропрома» в прошлом году в финале.
Это была молодёжь только. Кто-то скажет, что это излишние понты, но мне нравится. Это больше идёт заряд.
- Умеешь перестраиваться под разные команды?
Да, конечно. Соперники все разные, по-разному играют и ты должен изменять свою игру. Очень хорошо этому научился в Бобруйске. Я тогда был самым опытным, все на меня играли, нужно было делать практически все. В «Серебрянке»  у меня есть свой «участок» работы. Правда, разыгрались мы только к концу сезона. 13 игр за сезон плюс 5-6 в плей-офф – это очень мало…

- Ты бы хотел играть за сборную НБЛ?
Конечно. Правда, теперь работа не позволяет. Я думал, что хотя бы в этом сезоне в Минске помогу сборной НБЛ, но, как назло, поставили смену.
- На твой взгляд, НБЛ можно считать непрофессиональной? Ведь в Высшем дивизионе играют опытные баскетболисты.
Профессионал не в том, что ты где-то играл и умеешь что-то лучше, чем другие. Профессионал – это опыт и твоё отношение к делу: усердные тренировки, соблюдение режима, стремление к победе.  Технику можно наработать, опыт - нельзя. А ещё профессионалы – это те люди, которые получают за свою работу деньги.
- Твоя жена разделяет увлечение спортом?
Конечно, если бы не разделяла, не была бы моей женой.

1
- Помнишь, когда решил создать семью?
Встречались с Ирой 3 года. Я понял, что отношения должны развиваться дальше, поэтому решил сделать предложение
- Где познакомились?
На дискотеке. А на следующий день созвонились и начали встречаться.
- Дочку свою отдашь на тренировки к Силичу?
 Даже не задумываясь.
- А ты хочешь, чтобы она была баскетболисткой?
В первую очередь, я хочу, чтобы она выросла хорошим человеком.
- В свои неполные полтора года она пыталась вести мяч и крепко стоит на ногах.
Да, тогда она первый раз пришла на игру. Она очень активная.
- А кто имя выбирал, ей оно очень идёт.  
Вместе выбрали имя Варя. Она неусидчивая, как и я. Очень подвижная, нужно будет её в спорт отдавать.
- В паре всегда кто-то более спокойный, а кто-то шустрее. У вас как?
Дочка шустрее. Мы одинаковые по характеру, но жена больше уступает.
- Какие есть у тебя ещё увлечения кроме спорта?
Книги люблю. Правда, сейчас читать некогда, поэтому подсел на аудиокниги. Тем более специфика моей работы позволяет послушать. На концерты люблю ходить.
- Какой больше всего запомнился концерт?
На «Thirty Seconds to Mars» ходили с женой. А ещё я один ходил на концерт группы «ТАРАКАНЫ!». Было так классно – вспомнил студенческую жизнь.

9
- Какие клички тебе давали?
Сейчас Шаман. Врублевский придумал. А так производные от фамилии, к примеру, была Шамидзе.
- Как организовываешь семейный отдых?
Я сейчас отпуск очень жду. Сезон заканчивается, пару недель работы – и отпуск. Во-первых, свозить ребёнка на море; во-вторых, просто сидеть в какой-нибудь деревне, загорать, жарить шашлыки; в-третьих, встретиться с ребятами в Бобруйске, потренироваться. Отдохнуть от большого города.
- Тебя привлекает Минск как место для жизни?
Скорее место для работы. В Минске можно реализовать свои амбиции. Мне по духу Питер, мог бы там жить - культурная столица. Очень красивый город.
- Что для твоей семьи ценнее всего?
Наверное, как и для всех – любовь, взаимопонимание, уважение, ответственность. Когда появляются дети, твои потребности отходят на другой план. Ты должен сделать всё возможное, чтобы твой ребёнок был счастлив.
- В следующем году тебе 30. Когда-нибудь задумывался о завершении карьеры?
Я не хочу заканчивать карьеру из-за травмы. Для меня это сложнее всего, когда ещё что-то нереализованное останется на площадке, а здоровье не позволит завершить. А так буду играть до того времени, пока моя игра необходима команде. Если буду видеть, что я не соответствую, завершу карьеру.

 Александра Драгун

0 Плохо0
 

Комментарии   

 
туля
(109.207.170.46)
02.09.2015 11:37

Классная статья.респект
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Пивовареная компания Beaver