A+ R A-

Экс-игрок команды Bad Boys и НБЛ снялся в фильме «Движение вверх». Интервью Егора Климовича

klimovichehor

Теперь мы можем смотреть на его игру не в матчах НБЛ, а на больших экранах. Круто!

Большое интервью Егора Климовича - о кинематографе и баскетболе.

 

В конце декабря состоялась премьера спортивной драмы «Движение вверх», посвященной победе сборной СССР по баскетболу над сборной США на летних Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене. До конца финального матча оставалось три секунды. Белорусский разыгрывающий Иван Едешко отдал пас через всю площадку на Александра Белова, советский центр выиграл борьбу у Кевина Джойса и Джима Форбса и принес своей команде победу – 51:50.

 

В фильме снялся белорусский актер Егор Климович, сыгравший роль советского центрового Александра Болошева. По итогам съемок он рассказывает о Машкове и Михалкове. 

 

- Расскажи о себе.

– Мне 33, родился в Минске. Уже 10 лет живу в Москве. После школы поступил в БГУИР на программиста. В то время восстановили легендарную советскую команду по баскетболу РТИ, но с новым названием – «Импульс-БГУИР». Она соревновалась в первой лиге, и меня взяли туда. Мы вышли в высшую лигу, три сезона я выступал в чемпионатах Беларуси. Играя в баскетбол, параллельно занимался режиссурой на канале СТВ и учился. По окончании университета мне как раз поступило предложение поехать в Москву работать режиссером на «Эксперт-ТВ», и я перебрался туда. Затем попал в кинематограф как монтажер, потом как режиссер. У меня были эпизодические роли в сериалах.

- Ты хотел стать профессиональным баскетболистом?

– Спорт – большая часть моей жизни, потому что я мечтал стать профессиональным баскетболистом. Из-за тяжелых травм пришлось завязать: у меня было два открытых перелома одной ноги. Оба раза – на матчах, второй из-за того, что не восстановился до конца. Я себя не реализовал в спорте, пока не попал в «Движение вверх». Понял, что все было не зря. Не надо думать, что спорт – это только Олимпийские игры и чемпионаты мира. Если ты что-то действительно любишь, то тебе это пригодится. В Москве порой ностальгирую по родному Минску, куда очень люблю приезжать. Слежу за БАТЭ, ЦСКА, который тренирует Виктор Гончаренко, и «Цмокамі». Недавно был матч Евролиги ЦСКА – «Маккаби», нас, актеров «Движения вверх», пригласили представить фильм в перерыве. Мы уже имеем непосредственное отношение к баскетбольному сообществу.

 

Есть еще традиция: последние два года, когда начинается финал НБА, мы с ребятами заводим будильники на 4 утра, просыпаемся и едем в спортивный бар. Я поддерживаю «Кливленд». Не могу сказать, что дико фанатею, но иногда посмотреть могу.

До сих пор играю в баскетбол – в Московской лиге. У нас очень серьезный уровень. В моей команде играет Николай Падиус, чемпион Европы, который в 2007-м обыгрывал испанцев. Нога меня почти не беспокоит. В общем, спорт в моей жизни присутствует всегда.

- Как ты попал в кино?

– У меня есть друг детства – продюсер Дмитрий Рубежин. Когда у нас была пауза между телевизионными проектами, он предложил мне пойти монтажером в сериал «Месть», который снимался в Минске. Кинематограф – это такая штука, стоит один раз попробовать, и он тебя моментально затянет. После этого началась кинокарьера. Я работаю то режиссером, то актером, то монтажером. Было пару успешных фестивальных работ: «Нормандия-Неман», «Правило Кубертена».

Новый фильм делаю совместно с сестрой Агатой – документальное кино про Олега Тактарова. Это большой международный проект. Героями фильма станут Дэнни Трехо, Арт Дэйви (человек, который придумал UFC), Артем Лобов – спарринг-партнер и лучший друг Конора Макгрегора.

- Кто пригласил тебя на съемки фильма «Движение вверх»?

– В один прекрасный день агент, знавший про мой уровень баскетбола, позвонил и сказал: «Егор, студия «ТриТэ Никиты Михалкова» собирается снимать фильм про баскетбол». Пройдя все кастинги, я получил роль. Историю, взятую за основу фильма «Движение вверх», знал с детства. У моей мамы Татьяны Костюниной сложилась прекрасная карьера режиссера на телевидении, а до этого она занималась легкой атлетикой, была рекордсменкой БССР. Она мне ее и рассказала.

- Как проходили кастинги?

– Изначально это знакомство с кастинг-директором – выдающейся Натальей Кременской. Она открыла актрису Ольгу Куриленко, работала с режиссером Хазанавичусом, который снимал оскароносный фильм «Артист». Кременская действительно мэтр в плане кастингов.

Потом – собеседование с режиссером Антоном Мегердичевым, который снимал «Бой с тенью 2», «Метро». Затем – актерские пробы, и только после них – тренировки по баскетболу, которые проводил Саша Белов, сын легендарного советского баскетболиста Сергея Белова. Он давал свое заключение, достаточно ли спортивной подготовки, чтобы быть кандидатом в советскую сборную.

- Потом начались съемки.

– Где-то по 3-4 съемочных дня мы провели в Прибалтике, Грузии и Лос-Анжелесе, но преимущественно все снимали в Москве. Это был уникальный проект для актеров. Целый год мы репетировали. Ходили по три раза в неделю, как на работу, в абсолютном неведении, утвердят нас или нет. Утверждение произошло за неделю до начала съемок. Все ребята хотели попасть в советскую сборную. Мы уже примерно представляли, кого могут взять. Одним из счастливчиков стал я: мне дали роль Александра Болошева, не самую большую из советской сборной.

- Что было самым сложным?

– Тренировки шли обычно два-два с половиной часа. А вот когда начались съемки, это была очень тяжелая работа. К актерам, игравшим советских баскетболистов, прикрепили дублеров, но не ко всем. У меня и еще несколько ребят дублеров не было. Приходилось проводить на баскетбольной площадке по 12 часов. Только разогреешься, сцены отснимут, потом садишься, пауза. И так по кругу.

Даже когда я занимался профессионально, не испытывал таких нагрузок. Но надо сказать, что компания «ТриТэ» организовала невероятные условия: массажисты, врачи, бани, витамины, отличная еда. Для нас делали все, чтобы мы находили силы сыграть в сложнейшем по постановке матче. К нам относились очень уважительно, понимая, что у нас невероятные физические нагрузки. Вообще, когда ты играешь, тебе кажется, что ты очень быстро двигаешься, обладаешь невероятной техникой. Но потом смотришь видео, медленная картинка разочаровывает. Нам нужно было передвигаться по площадке на максимальных скоростях, чтобы создать динамику.

- Как быстро нашел общий язык с остальными актерами?

– Начались тренировки, и мы как-то сдружились все. С первых занятий уже чувствовали примерно, кого утвердят. Наш коллектив сформировался достаточно быстро. Год репетировали, год снимали, у нас масса премьер и презентаций – фактически мы уже третий год работаем над проектом. За этот период стали большой киносемьей. До сих пор общаемся и с американскими актерами, и с нашими ребятами. Недавно с некоторыми ходили в бар смотреть баскетбольный матч ЦСКА – «Барселона».

Американцы нас по «уэст-кост» называют братья :). Самое интересное, что они увидели во мне гида по ночной Москве. Как только у нас заканчивались съемки, парни сразу же писали мне: «Ну что, чувак, куда сегодня едем?» Мы ходили в бары, музей имени Пушкина, «Третьяковку». Спустя две недели съемок продюсеры вызвали меня и сказали: «Егор, мы запрещаем тебе общаться с американцами. После походов с тобой у них нет сил играть в баскетбол». Как-то мы ходили в бар: пять темнокожих американцев и я. По-настоящему почувствовал себя белой вороной. Очень удивился, насколько нашим девчонкам нравятся темнокожие ребята. Все на них обращали внимание. Даже стал переживать, что мой цвет кожи недостаточно смуглый. Может, у кого-то даже появятся «фестивальные дети» :).

- Подружился с кем-то?

– Американец Сол все время повторял: «Егор, ты такой же крутой в Москве, как я в Лос-Анджелесе. Когда ты приедешь ко мне, я тебе все организую». Вообще, помимо актерства он подрабатывает телохранителем у Канье Уэста. Во время съемок с нами особо не общался и не гулял по Москве. Но когда я приехал в Лос-Анджелес, первый, кто мне позвонил, был Сол: «Ты где? Я еду». Даже сериал есть такой «Лучше звоните Солу» :). Он приехал на спортивной Infinity, и мы направились к Стэйплс-Центру – легендарной арене, где играют «Лос-Анджелес Лейкерс» и «Лос-Анджелес Клипперс».

Вечером Сол сказал, что мы идем в гей-клуб. Я подумал: мы же гетеросексуалы, зачем нам туда? Он переубедил меня: «Ты ничего не понимаешь, там много симпатичных девчонок, которые думают, что в клубе одни геи, и они не будут приставать :)». Каково было наше удивление, когда мы пришли в гей-бар и встретили там Денниса Родмана. Он был в пижаме и кроксах.

Мы с Солом и Родманом выпивали вместе, причем это была водка. А когда мы пришли в джазовый клуб, увидели там Ар Келли. Для баскетболистов это знаковый музыкант, потому что он исполнил песню «I believe I can fly» в фильме «Космический джем» с Майклом Джорданом. Я был очень рад встретить таких звезд. И все это благодаря нашему проекту – «Движение вверх».

- Ты не просил его познакомить с Канье Уэстом?

– Ну, нет. Не было повода. Зато мы выпили с Деннисом Родманом. Для баскетболиста это гораздо ценнее, чем встретиться с Канье Уэстом.

***

- Кто запомнился из актеров?

– Безусловно, Владимир Машков и Андрей Смоляков. Это самые дисциплинированные артисты на съемочной площадке. Лучших курсов по актерскому ремеслу для молодых ребят не придумаешь. С ними круто находиться рядом и перенимать опыт. Машков и Смоляков – актеры мирового уровня.

Машков всегда подсказывал. Объяснял какие-то тонкости, как нужно играть. Человек – это очень тонкий инструмент, даже более тонкий, чем любой музыкальный. Чтобы им владеть – с помощью взглядов, мимики – нужен большой талант.

Также запомнился Джон Сэвидж, который снимался в «Твин Пиксе» и легендарном «Охотнике на оленей» вместе с Де Ниро. От него за километр веяло актерской энергетикой.

Надо сказать, американские ребята, когда приехали, Сэвиджа не сразу узнали, потому что он звезда Голливуда 80-х и 90-х, а вот о Машкове слышали все.

- Как вы познакомились с Никитой Михалковым?

– Мы познакомились еще на Московском кинофестивале в июне 2017-го, где мне посчастливилось быть главным ведущим. С Никитой Сергеевичем мы вместе репетировали и выходили на одну сцену. К нему существует полярное отношение. Но он очень бережно относится к собственным проектам, всегда помогает и подсказывает. Я отношусь к нему с большим уважением. Многие делают вывод по медийному образу, но когда я пообщался с ним лично, понял, насколько он приятный человек с невероятным чувством юмора. Где ни окажется, всегда будет смешно. То же самое могу сказать и про Машкова. Вообще, Никита Михалков вместе с Леонидом Верещагиным на своих плечах вытащили этот проект.

- С белорусским режиссером фильма Андреем Курейчиком ты был знаком еще до съемок?

– С Курейчиком меня познакомил продюсер Сергей Якубовский. Мы собирались снимать белорусскую версию «Елок». Я там должен был исполнять обязанности одного из режиссеров-постановщиков, а Андрей – сценариста. Но проект отложился по техническим причинам. Вообще, мне очень приятно, что я не единственный белорус в «Движении вверх». Кстати, Иван Иванович Едешко, легендарный баскетболист, который нас консультировал, тоже белорус, родился в Гродненской области. Мы внесли лепту в фильм, у которого самый высокий рейтинг на «Кинопоиске» за всю историю российского современного кино. Более того, когда его сейчас смотрели в комитете по пропаганде Прибалтики, то сказали, что это лучшее российское кино за последние 20 лет.

- Ты так хорошо отзываешься о фильме, а что-то негативное было?

– Только то, что все мои диалоговые сцены вырезали. Это персональное расстройство. Я посмотрел фильм и понял, что все сделали правильно: кино получилось динамичным и незатянутым. Вроде я знал, как все производилось, как снимались кадры. Но оценивал фильм как непредвзятый зритель. Знал, что американцы проиграют, но в душе не верил. В концовке сделали замедленный кадр, где летит мяч, он на мгновение становится главным героем фильма. В тот момент я искренне расплакался.

Еще очень горжусь тем, что мне довелось исполнить самый сложный слэм-данк в финальном матче. Любой баскетболист скажет, что пронести мяч под ногой невероятно сложно.

А вообще, если говорить о каких-то успехах, их надо сразу же забывать и снова доказывать состоятельность в других фильмах. Для меня очень ценно, что я обрел друзей на всю жизнь.

- Вдовы баскетболистов Кондрашина и Александра Белова подали иск против создателей «Движения вверх», пытаясь доказать, что фильм искажает реальную историю. Как ты к этому относишься? 

– Понятно, что мы не можем прочувствовать их переживания. Да, в фильме присутствует вымысел. Но и Александр Белов, и Кондрашин (в фильме Гаражин) показаны выдающимися личностями. Конечно, если бы это был мой дедушка, я бы закрыл глаза на выдумку, понимая, что это игровое кино. Мне бы хотелось, чтобы вдовы баскетболистов нашли в себе силы посмотреть фильм непредвзято. Сейчас многие начинают пересматривать тот матч 1972 года, молодежь узнает о Кондрашине и Белове. Не было бы фильма – они бы так и остались в памяти старшего поколения. Что может быть лучше, чем увековечить великие имена? Весь наш коллектив надеется, что когда-нибудь они пересмотрят свое отношение к проекту.

Иван Иванович Едешко высказывал такое мнение, что Машков привнес в характер тренера Гаражина что-то свое и даже немного его идеализировал. Кстати, с Едешко мы познакомились за несколько лет до этого проекта. Он подарил мне автобиографию «Три секунды и не только», где было написано: «От игрока Ивана игроку Егору». Помню, на один из первых кастингов я пришел с этой книгой, показал ему и сказал: «Смотрите, как хорошо я все знаю :)»

Впервые опубликовано здесь.

17 Плохо0
 

Для публикации комментария Вам необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте

Заправка картриджей, ремонт принтеров

ПОЗДРАВЛЯЕМ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!